10 минут ненависти Выпуск 20

Ну, я вообще, склонен рассматривать события в динамике, а в динамике все смотрится немножко иначе. Да, у нас до сих пор много «зради», которая кричит, что асфальт помяли и парад проводить нельзя, и, вообще, зачем вся эта показуха, и худенькие мальчики в пластмассовой форме. Я там как раз проходил мимо репетиции и видел этих мальчиков в пластмассовой форме метра два ростом. Но в динамике все смотрится намного оптимистичнее чем, скажем, раньше, да? Во-первых, «зради» по поводу парада стало меньше, причем намного меньше. И, как говорят ученые в таких случаях, «имеет тенденцию к уменьшению».

Потому что слишком видно насколько это важно для людей, слишком видно насколько люди восторге от парада, слишком видно, насколько люди хотят видеть хотя бы декларативную силу своей армии: хотят видеть новую форму, хотят видеть новое оружие, хотят видеть новые название, хотят видеть свою авиацию, хотят видеть лица своих солдат, своих офицеров, которые их защищаю. И это служит очередным напоминанием, что война не закончилась, война то идет. Это радует. А, если смотреть в более глубокой перспективе, то радует еще больше. То есть по соцсетям сейчас очень активно расходятся фотки, которые я бы, честно говоря, хотел, чтобы увидели все и вспомнили все. Потому что, если сравнивать с 2013 годом…Найдите фотографии с парада в 2013 году. Просто найдите. Это то, о чем вы уже забыли, о чем вы не считаете нужным вспоминать, а вещи эти, которые показывают формат изменений в стране, они чрезвычайно важны.

Потому что в 2013 году был этот, значит, прекрасный парад. И парад был полностью, целиком и полностью просоветский, с красными флагами, с формой времен 42-го года, с «Деды воевали», с георгиевскими ленточками, с, я напоминаю, Януковичем в роли президента. А до Майдана оставалось всего ничего, считанные месяцы. И вот такой парад нам был не нужен. А теперь сравните то, что было тогда, 5 лет назад, и то, что есть сейчас. Тогда мы полностью плелись в хвосте России. То есть полностью, полностью – от идеологии до экономики, полностью были к ней привязаны, казалось, что уже неразрывно. Мы полностью копировали все те идеологические вещи, которые Россия нам подкидывала. Георгиевскую ленточку придумали в России – она распространилась в Украине. Культ Великой отечественной, как ее тогда называли, полностью занял в Украине все. Я помню, как у нас в Запорожье на 9 мая красные флаги, типа знамена победы, вывешивали при Януковиче на всех административных зданиях, на всех зданиях коммунальных предприятий, на всех ЖЕКах и так далее. Мы полностью копировали, как обезьяны, все идеологические тезисы России, и в каком-то виде прикладывали их к себе и, казалось, что конца-края этому не будет. Примерно как в Белоруссии сейчас. Но Беларусь Белоруссию как бы, это ее проблемы. А мы свои проблемы во многом решили. Вопрос в том, надолго ли. И парад, как раз, одно из показательных в этом плане мероприятий, потому что, если мы не можем сравнивать в динамике, например то, что было…Ну, допустим, как мы себя ощущали в 2013 году. Мы не можем сравнить в динамике, насколько мы себя чувствовали украинцами. Какой большой процент людей, а на самом деле он в 2013 году был нифига не такой большой, считали себя конкретно украинцами? Какой процент людей в 2013 и 2018 считают, что русские нам братья? Насколько уменьшился этот процент за пять лет? Мы об этих вещах не думаем, статистику не ведем, и нам кажется, что что-то меняется слишком медленно и могло быть быстре, и быстре, и быстрее. А парад – это как раз такая вещь, которая очень легко сравнивается, по которой очень многое понятно, по которой без углубления в сложные цифры, в сложную статистику, в выкладки, в экономические цифры, по которым очень наглядно видно изменения в стране. Максимально наглядно. Видно новую форму. Видно новые украинские исторические названия воинских частей, бригад, которые по традиции торжественно называются как раз на парадах в честь Дня Независимости. Видно новую форму, видно новую обувь военных, видно новые подразделения, видно, что полностью мы переходим к давно, как это называли, «омріяної» настоящей украинской армии с настоящими украинскими, а не советскими названиями, традициями, приветствиями – «Слава Україні» — Героям Слава!», с полностью украинским духом. У нас наконец-то, и это очень четко видно в динамике за пять лет, появилась своя не советская, а украинская армия.

И этот парад не только показывает идеологические изменения, он показывает и изменения в экономике, на самом деле. Он показывает изменения в отношениях народа с государственными институтами. Он очень много чего демонстрирует. Тот факт, что я вот вчера своими глазами видел на репетиции парада: какой неприкрытый восторг у людей вызывает украинская армия, которая находится сейчас на пике формы за всю ее историю, на самом деле. Потому что мы то, конечно, говорим, что у нас была очень большая армия в 1991 году, и в 1992 — до тех пор, когда ее начали сокращать, когда она была еще условно советская, да? С осколком советской. Но мы почему-то забываем говорить о том, что она была не мотивирована воевать с русскими тогда. И, если бы Россия пошла в атаку именно тогда, у нас бы возникли намного, намного большие проблемы, чем сейчас. Просто вот в разы больше. А сейчас после революции, после начала агрессии, после Крыма армия очень быстро перестроилась. Настолько быстро, что никто не ожидал: ни свои, ни русские, в том числе. Поэтому крики про раздолбанный асфальт… Я, обычно, когда слышу «Плохие танки, значит, асфальт уничтожат»… Ну, я не знаю, я тогда спрашиваю у людей, например: а если ямы возле их домов, и что они сделали, чтобы их не было. Может быть, они подняли задницу, пошли в мэрию, в райсовет, может они оставили заявку на каком-нибудь сайте, может они куда-нибудь позвонили и сказали «А заделайте нам ямы, иначе – ата-та-та». Может быть, они хоть что-то сделали? Правильный ответ – нет. Ничего. Никогда. Потому что есть люди, которые могут только исключительно ныть, которые не понимают, что армии выигрывают не столько, не только силой, не только тактикой, не только стратегией, но еще и воинским духом. Еще и пониманием, за что они воюют, понимаем того, что их поддерживает нация. А такие вещи на параде понимаются очень быстро. И они мотивируют страну, они мотивируют народ помнить об армии, поддерживать армию, как морально, так и финансово. Вступать в эту армию, подписывать контракт с этой армией. Потому что картинка, которую мы имеем на параде – это картинка как бы идеализированная, как в голливудских фильмах про морских котиков. Это идеализированная картина, которая позволяет людям составить идеализированное мнение об армии, вызывает желание вступить в ее ряды. Это мобилизирующий элемент армейско-гражданских взаимоотношений. Это прекрасно, это превосходно, это так и должно быть. Короче, даже в «зраде» имеет смысл находить «перемоги», если смотреть на нее не с точки зрения того, как бы найти хоть какую-нибудь ложку дерьма в ложке меда, а если смотреть на это в динамике, и смотреть на вещи трезво. А это, к сожалению, дается не всем. Примерно так.