10 минут ненависти Выпуск 23

Значит, так как у нас там наши, как бы так помягче выразиться, недалекие сограждане начали массово постить фотографии, видео с очередного русского митинга, на который вышли, на сколько я помню, против пенсионного возраста и т.д. и т.п., то, значит, что я имею по этому поводу сказать. Помимо откровенного мата из-за того, что мы все еще хоть как-то вообще реагируем на российскую повестку дня… Хотя это, как бы так помягче выразиться… Не то чтобы повестка дня, потому что повестка дня у них совершенно своя, и она в массе своей вообще не публичная, и мы реально о ней ничего не знаем практически, и поэтому не говорим. Потому что митинги товарища Навального, хотя, к сожалению, большая часть народа знает, что это за фамилия, абсолютно бесполезная нам по сути, но фамилии людей, которые реально управляют российской политикой из окружения Путина, — они нам неизвестны совершенно и мы о них совершенно не говорим.

На самом деле, имеет смысл забить и на первое, и на второе по одной простой причине – совершенно непонятно, нафига мы это делаем. Ну, то есть, нет ни одной причины, которая должна нас заставлять вообще погружаться в российскую повестку дня, за исключением, пожалуй, смертей кого-то из влиятельных российских украинофобов. И все. Просто потому что, во-первых, вникая в российскую повестку дня, мы, тем самым, вливаемся в нее, и начинаем немножко этим свинособачьим деятелям сочувствовать. Потому что реально, и это проблема, большая проблема, что значительная часть патриотически настроенных украинцев сейчас считает, что вот там же сейчас есть такой неплохой человек Навальный, который борется против Путина.

Дорогие наши слушатели, в данной ситуации, мне не очень хочется вас расстраивать, но все люди, которые реально угрожают Путину, они либо умирают, либо пропадают, чаще всего руками Рамзана Кадырова. А тот факт, что товарищ, вот именно товарищ, Навальный регулярно под судом, на котором пиарится и получает условные сроки, и выходит – ну, что тут еще вам можно сказать по этому поводу, да? Ну, вот если Амина Окуева доставала Путина, в большей части Кадырова, так ее убили, причем в Украине. Если там депутат, бывший депутат Госдумы, мешал планам Путина и, перебежав на нашу сторону, грозился дать показания против Януковича, и был заявлен как свидетель в суде против Януковича, так его убили, причем убили в центре Киева, в людном месте. Показательно скажем так. А то, что Навальный при этом жив и здоров, и бывает раз в полгода облит зеленкой, или посажен на 15 суток, так это уже очень большой ответ на все вопросы о том, насколько он реальный оппозиционер, и какая от него может быть реальная польза. Правильный ответ – никакой.

Это человек Путина, человек, который ему полезен, человек, который превращает хотя бы какие-то намеки на возможный российский протест в абсолютно позорные, бесполезные и смешные марши, в которых никто же не должен сопротивляться, когда тебя пакуют в автозак — надо просто сделать красивое селфи, и показать, какой ты герой с режимом. Афигено удобный человек. Просто афигено удобный паренек.

Если хоть в каком-то виде эти митинги, российские вот эти вот все, все митинги российской оппозиции, имеют право быть упомянутыми в украинских соцсетях, на мой взгляд, так это только для сравнения с тем, как выглядят протесты в Украине, и как выглядят протесты в России. Потому что там живет быдло, а у нас живут люди. Потому что у нас люди, когда они выходит действительно бороться за свои права, так по нам видно, что мы за них реально боремся. Ну, тут можно даже три революции за последние 27 лет и не вспоминать, да? То есть можно вспомнить, например, другие, какие-то там события. Например, протесты, драки с полицией, милицией на тот момент, во время принятия закона Колесниченко-Кивалова «Про языки». Можно вспомнить «Украину без Кучмы» и прочую, и прочую, и прочую радость. Если нам есть, что сказать, мы что-то говорим, и защищаемся, а не складываем ручки, не ложимся на землю, подставляя под дубиночки, и делаем селфички в автозаке. Ну, разве что в сгоревшем. Есть такая известная фотография с Майдана. Поэтому, если и реагировать на российскую повестку дня, то только для напоминания самим себе, что мы люди, а они как бы не очень, и то, что их протесты абсолютно никчемны (выберем, пожалуй, это слово из небольшого набора цензурных слов в данном отношении), толку никакого иначе не будет.

Любой российский протес бессмысленный по сути своей. В данной ситуации он не имеет никакого смысла, потому что вот как историк, я могу повспоминать вот этих вот всяких российских протестов, бунтов, революций и демонстраций – и подавляющее большинство из них было не за то, чтобы исправить несправедливость своими руками или не за то, чтобы взять на себя ответственность или власть в свои руки. Они были про то, чтобы батюшка-царь хороший их услышал, понял и, значит, наказал всех, кого они считают плохими. Сделать своими руками могли, как это сейчас не смешно прозвучит, только, пожалуй, самые верноподданные Российской империи – черносотенцы, которые в знак веры в бога и царя отечества, устраивали еврейские погромы. Кстати, тоже по согласования с царской охранной.

Вот, в принципе, суть российского протеста, всегда простая. Во-первых, это протест чаще всего согласованный. Во-вторых, он чаще всего находится в тотальном, как бы помягче сказать… Та что ж, блять, без мата не получается… Чаще всего, российский протест – это вот другая форма встать на колени перед царем. То есть, если мы вспоминаем там 1905 год, 1907, начало 17-го, нынешние протесты, — это, чтобы царь услышал, по большому счету. Потому что, если хотят, чтобы царь не просто услышал, а испугался, то ведут себя совершенно по-другому. Совершенно. Поведение абсолютно иное. А это вот, чтобы все видели, что есть народ, который просит царя-батюшку отредактировать повестку дня. Вот отредактировать свои какие-то действия по какому-то вопросу. Надо было бы для этого встать на колени и ползти ползком до Кремля, так встали бы и ползли. Это даже протестом нельзя назвать. Это, по сути, демонстрация какой-то своей рабской сущности в очередной раз. Бестолковая, никчемная и абсолютно полностью подконтрольная – на 100, на 200%, на миллион.

Дело в том, что, вот за крайне редким исключением, россияне не привыкли требовать у власти. Они не умеют. Для них власть, в основном, это нечто такое сакральное, и требовать у власти – это примерно как требовать у Бога. Это как бы ни комильфо, потому что накажет, и вообще он же там по делу сидит, наверное, на небе. Вот попросить можно, поклянчить можно. Унижено поклянчить можно какие-то там изменения в политике – да, это абсолютно российский протест, целиком и полностью. Они неспособны, ну как бы ни то, чтобы не способны, но практические никогда не способны (это вот, если честно говорить) на требования, на те, що українською мовою називається, «вимоги». Они условия власти не способны ставить, они ведут себя в данном случае не как народ, а как верующие. Причем, истинно верующие.

По сути, сейчас в России, плюс-минус, — оппозиции там как не было, так и нет реальной. А есть, грубо говоря, две категории людей. Первая – это фанатично верующие, вторые – ну, назовем их деистами. Это те, кто верит, но способны хоть чуть-чуть сомневаться. И все. То есть, и те, и другие верят в том, что вот сейчас вот нужно, чтобы царь как-то правильно поступил, и, значит, вот услышал, и вот будет хорошо. Почему я использую религиозные термины? Потому что это ничем не отличается от веры. Кто-то в средние века считал, что, чтобы Бог тебя точно услышал и простил, надо себе по спине веревкой три раза в день пороть, кто-то считал, что для этого достаточно молитв, а кто-то считает, что Бог тебя и так услышит, даже, если ты просто мысль в голове подумал. Но все эти категории были абсолютно уверены в том, что, если вот попросить у Бога, то точно все получится. Варианта пойти и сделать самому в этой концепции совершенно не предусмотрено. Здесь ровно такая же история. Они не готовы, не могут и даже не держат в голове вариант, в котором они реально приходят к власти. Они просто не умеют ей пользоваться, не хотят этого делать и они этого боятся, наверное, как боялся бы первый человек-атеист на Земле. Да? Они не способны стать атеистами, они верят в сильную русскую власть, просто по-разному трактуют, ну грубо говоря, в этой религиозной концепции образ Бога. Все, точка. То есть, если мы вспоминаем украинские протесты, то там обычно конкретная цель, конкретные требования обычно – это отставка президента, премьера, парламента, кого-либо, и вот некий понятный список требований с этим связанный. Они выходили в этот раз, если я не ошибаюсь, против повышения пенсионного возраста, за отмену пенсионной реформы. Это, как бы так помягче выразиться, это вообще не та проблема, которая их должна волновать. Их реально должна волновать совершенно другая проблема: то, что они живут в государстве-преступнике; то, что они живут в государстве, которое при них на глазах, ежедневно, нагло и нахально убивает людей в соседних и не соседних государствах; и что, когда эта вся история закончится, руководство дадут под суд, а со всей страной произойдет то, что в свое время называлось, «денацификацией», то есть тотальной проверкой, как это было с нацисткой Германией – тотальной проверкой всех граждан на причастность к военным преступлением, и действиям НСРП. Так вот эти вещи их должны волновать. Но они их как-то не очень сильно волнуют, от слова «совсем».

Их волнуют совершенно другие вещи, которые их волновать не должны по одной простой причине: что вам до повышения пенсионного возраста? У вас пенсии не будет, у вас, скорее всего, ничего не будет, кроме ядерных развалин на месте Воронежа. Какая вам разница на пенсии? Думайте о… Ну, «думайте» по отношению к русским – это я перегнул, это ж головной мозг иметь надо, более или менее развитый. Ну, хотя бы попытайтесь подумать над какими-то действительно важными вещами. Ну, как бы нет. И очередной, как в 1905, в 1906 году, очередной верноподданнический по сути своей марш за какую-то, несвязанную с реальной жизнью фигню, с непротивлением злу насилием, тотальным нежеланием именно бороться за свои права. Потому что они считают, что вышел на улицу – значит уже поборолся. Нифига. Нифига. Это только первый шаг.

А для реальной борьбы надо сделать еще очень, и очень много. Они это сделать пока не способны, и, скорее всего, не будут способны сделать никогда. Хвала Аллаху, есть там такой Рамзан Кадыров и прочие веселые ребята, которые, я надеюсь, рано или поздно спровоцируют все-таки гражданскую войну в России, и тогда уже шансов на развал этой чудесной страны (будь она проклята) будет намного-намного больше. А нынешняя оппозиция на это не способна, и пока не появится человек способный реально развалить Россию… А это единственный по сути в нынешнем варианте, это единственная ситуация, в которой Украина реально возвращает без особых потерь Крым, и получает гарантии того, что при выходе к границам Донбасса не будет обстрела с российской территории, как это было в 2014-2015 году. Так вот развал России это единственная вещь, которая действительно должна нас интересовать. А в России пока, кроме местных каких-то князьков типа Кадырова нет сил, которые способны это спровоцировать. Вот, когда будут, тогда и поговорим. Пока так.