10 минут ненависти Выпуск 26

Гудименко: Как там в бане, Владимир?

Завгородній: В бане хорошо, нормально. Я себе завел телеграмм-канал и пишу туда о том, что я покушал или о том, что я хочу кушать. И, заметь, у меня уже есть подписчики.

Г: Это не я.

З: Я знаю, что это не ты.

Г: Первый раз слышу, что у тебя есть телеграмм-канал.

З: Его еще вчера не было, а теперь уже есть. На меня подписан, например, Соловьйов.

Г: Какой молодец! А мне зато игрушечного коня в офис привезли.

З: Юрий, я предлагаю нам с вами сегодня порусофобить.

Г: Неожиданное предложение. Никогда такого не делал. Ну, давайте.

З: Я сегодня читал новости, в частности…

Г: Советские газеты читали? До обеда?

З: Нет. Ну, да, до обеда, но не советские газеты. Ни в коем случае. А я читал Вестник русского националиста «Петр и Мазепа». Вот. И то, я читал там, значит, не пропаганду всякую и тем более не собственноручно написанную, а я читал там новости. И, в частности, я читал новости про отравление Скрипаля в Британии. И вот хотел обсудить эту животрепещущую тему. Только я не могу придумать, какой вывод сделать. Точнее снова-таки проблема заключается в том, что я могу сделать два вывода, и я не могу из них выбрать. Вот смотри, как «Петр и Мазепа» пересказывает то, что написано в The New York Times, а New York Times, в свою очередь, пересказывает, я так понимаю, книгу «Дело Скрипаля: Жизнь и почти смерть российского шпиона», которую написал журналист BBC Марк Урбан. И вот, значит, что выходит. Как обычно, я читаю не то, что написано главное, а я читаю вокруг всякие мелкие детали. И вот что интересно, значит. Как получается. Господин Скрипаль сбегает в Британию, продает российские секреты спецслужбам британским М-6. А я рассказывал тебе, как господин Матюшин привозил во Львов британского шпиона?

Г: Прости. Нет. Не помню такую историю.

З: Я могу тебе рассказать, но потом нам придется тебя убить.

Г: Кому нам? Тебе и Матюшину? Так я буду жить в безопасности до самой смерти. «До самой смерти» плохо прозвучало. До самой старости.

З: И шпиону. Слушай, это отличная идея. Давай я тебе расскажу во всех подробностях.

Г: Ахаха. Давай, продолжай.

З: Так вот, господин Матюшин однажды привозил во Львов в гости британского шпиона, бывшего сотрудника М-6. Но, как известно, бывших сотрудников М-6, как и бывших винтовых наркоманов, не бывает. Поэтому, я думаю, что он был там неспроста. Я думаю, что он хотел украсть рецепт львовской медовухи. И, знаешь, что вот самое обидное? Что самым ярким впечатлением от знакомства с настоящим британским шпионом у меня самое яркое впечатление осталось – это медовуха. Боже, на какую прекрасную, фантастическую, идеальную, большую, небесную, идеальную, платоновскую медовуху мы случайно попали на Фестивале сыра и вина. Боже, какая она была вкусная, на гречаном меду, аааааа. Какие незабываемые ощущения. Это как…

Г: Мы несколько отклонились, мне кажется, от темы нашего разговора. Я бы порекомендовал вам Владимир, во-первых, поднять руки из-под стола, а, во-вторых, продолжить нашу увлекательную беседу.

З: Вот, кстати, за подобное предложение меня и забанили в этот раз. В этот раз меня на фейсбуке забанили не за русофобию. У меня и скриншот есть, я могу доказать, что меня забанили именно за это. Суки. Да, так вот. О чем я говорил? Господин Скрипаль сбегает в Британию, агентам М-6 британской разведки продает российские секреты. Они дают ему политическое убежище, они ему покупают домик, он в нем живет. И что происходит дальше? Господин Скрипаль смотрит российское телевидение, читает российские новости, его дети Юля и Саша из Москвы ездят к нему в гости. Вообще безпаливо! Ну, то есть, чтобы никто не знал где он, чтобы его было трудно найти, чтобы он поменял имя, внешность, номер социального страхования, стал молодой загорелой мулаткой с огромной жопой, чтобы его не нашли, значит, злые русские и не грохнули. Нет, все это мы не стали делать. Просто он живет в доме, который ему организовали британские разведчики, чтобы ему было, где жить. Иначе он будет по вокзалам там ночевать, а это будет неэстетично. К нему из Москвы прилетают в гости дети – Юля и Саша. А он смотрит российские новости, он читает российские новости, смотрит российские телеканалы. Он поддерживает агрессию России против Украины, при этом утверждая, что никаких русских на Донбассе, разумеется, нет. А, если бы они там были, они бы за два дня дошли до Киева. Он поддерживает аннексию Крыма. Он, и это цитата, называет украинцев просто «овцами, которым нужен хороший пастух». А потом хлоп – и он просыпается в реанимации, потому что его отравили. И знаешь, что он говорит, Юра, когда ему сообщают, что «вы знаете, что русские вас здесь случайно хотели отравить?». А он говорит: «Этого не может быть». И вот вопрос. Если ты вот это все делаешь – вот ты сбежал из страны, ты продал ее секреты, ты особо не прячешься, а вроде как могущественность разведки укомплектованной дебилами, как мы знаем, но это детали…Значит, ты особо не прячешься, тебя травят и ты потом говоришь: «Нет, этого не может быть. Это, наверное, не они. Это какая-то нелепая случайность. Что-то перепутали. Это невозможно». Вопрос: кто ты после этого? Здесь может показаться нашим радиослушателям, что правильный ответ на этот вопрос – это «Ты олигофрен!». А, нет! Ты российский разведчик.

Г: Я кардинально не согласен. Вопрос не в том, что российский разведчик, или российский бульдозерист, или российский аквалангист, или Бог его знает кто — вообще не суть важно. Важно то, что ключевое слово здесь – «российский». Российский человек поддерживает твердую убежденность, что если он твердо, непоступливо в интернетах стоит стеной за свое родное государство, поддерживает его во всей херне, которую это государство творит, то государство, разумеется помнит это, любит, ценит и облагодетельствует своего защитника всеми возможными благами как-то петух из гавна, медаль за нанесение тяжких комментариев и прочее, и прочее, и прочее. На самом деле, интересы российского государства, как и в принципе любого государства, иногда противоречат деятельности любого из этих людей. В Древнем Риме, например, некоторым людям присылалось письмо от императора, в котором было указано, что император именем Рима просит вас немножко убить себя. И, значит, человек устраивал прощальную вечеринку, со всеми прощался и шел бодренько вскрываться. А оставаться в живых после того, как тебя государство тебя ртом императора попросило, — это было вообще не по понятиям, некрасиво, и просто фу, и кто б с тобой после этого общался. В этом ключе нужно также вспомнить, что примерно все люди, которые требовали в конце 10-го года 20 века таких веселых вещей, как Красного террора, расстрелов, казней и прочего, и прочего, и прочего, то после того как они во всех этих процессах поучаствовали с одной стороны, также поучаствовали в этих процессах со второй стороны. А именно над ними проводись вот эти все пытки, казни, Красный террор и прочие неприятные, но с другой стороны, одноразовые вещи. Поэтому у россиянина то чувство, когда тебе прилетает, а ты вроде как хороший, оно не может вызывать ничего иного, кроме некой…. Ну, это разрушение мира, это разрушение Вселенной, это что-то, что прямо противоречит его какой-то парадигме, потому что россиянин считает, что расстрелять надо всех, кроме него, что законы должны выполнять все, кроме него, что сослать в концлагерь, раскулачить, забрать ценности, и выбить зубы по одному, и засовывать пальцы в двери должны всем, кроме него. Потому что именно он знает, что Россия делает правильно, что Россия делает неправильно. И, когда приходит его очередь выкапывать себе достаточно уютную ямку, в которой потом ты будешь лежать ближайшие лет 60 пока тебя археологи не откопают, ты без всяких римских возвышенных чувств, без стеснения начинаешь бить себя рукой в грудь, рвать на себе косоворотку и кричать «за что?». Это всегда так было и, вероятно, всегда так будет, потому что, если украинцы со старту уверены, что от государства ждать ничего хорошего не надо вообще и лучше сделать так, чтобы государство тебя просто не трогало ни коем образом, ни в коей мере, то россиянин, который рвет за свое родимое государство не только косоворотку, а и некоторые части тела, искренне ожидает от государства за это какой-то любви, ласки и все-таки петуха из гавна. А, когда получает вместо этого немножко «Новичка» на дверной ручке, или, например, как в 30-е годы «кулю в лоб — так кулю в лоб», он преисполнен детской искренней обиды, и именно обиженным человеком он отправляется в лучшем случае на тот свет, а в худшем – в реанимацию.

З: Здесь мне хотелось бы, конечно, снизить немножко градус русофобии и, наверное, оскорбить чувства многих наших слушателей, потому что, понимаете ли, мы такие тут шутим про русских, которые, значит, глупые, они считают, что нужно расстрелять всех, кроме них, вот идиоты смешные, а ведь у меня тоже такие знакомые есть, и довольно много и они тоже точно знают, кого нужно в Украине расстрелять. И ни в коем случае ни их, у них нет даже мысли о том, что это может случиться с ними. Нет. Они точно знают, кого нужно раскулачить, у кого нужно отобрать состояние, кто должен сидеть, кого нужно расстрелять. Там принципы презумпции невиновности, или независимого следствия и суда, они считают необязательными совершенно условностями, потому что «ну и так же понятно». И вот, значит, они преисполнены праведного гнева «почему Ахметов не сидит?». Как почему не сидит? Ну, потому что у нас антикоррупционеры вот некоторые там всякие НАБУ, специальные прокуратуры, специальные прокуроры, специальные суды, специальные адвокаты, специальные Уголовные кодексы у них уже скоро появятся – вот эти все антикоррупционеры почему-то до сих пор не могут накопать, за что Ахметова посадить. Вот 3 тысячи долларов в оффшорах президента накопали, еще возмутись тем, что, а зачем это он ездил, даже не отдыхать, а типа «а почему это он самолетом летел в Соединенные Штаты, а что он пешком не мог сходить?». Ну, пока такие у нас результаты расследования. А на Ахметова как-то ничего нет, вот поэтому он и не сидит. Ну, тут мне человек заявляет: «не, ну так а шо тут, там же все понятно, надо просто взять его и посадить, а лучше расстрелять». И он не допускает ни на секунду мысли, что если эту дверь, этот ужасный, ебучий ящик Пандоры открыть, то его тоже расстреляют. Причем, что забавно, что меня может нет, я, может, пропетляю, а тебя, придурка, точно расстреляют, потому что ты инициативный. И здесь мы должны задаться вопросом: так в чем же разница между мудрыми украинцами, о которых только что рассказывал мой коллега эфире и глупыми москолитами. Ну, разница, конечно, есть. Я вам, как минимум, сейчас одну такую найду. Это, как верно заметил Юрочка, — русский он всегда уверен, что государство все делает правильно и его надо отбеливать, а украинец с точностью да наоборот. Любой таксист расскажет, почему все делается неправильно. Вот. Хотелось бы, чтобы разница была бы, конечно, больше у большего количества нашего соотечественников: уважение к современным цивилизационным ценностям, вроде независимого суда, доказательной базы и прочего такого. А не только революционный запал и некий кипящий мозг. Как там в этой песни? – «Кипит наш разум возмущенный». Вот этого вот недостаточно. Это очень опасно.

И снова-таки мне хотелось бы вернутся к вопросу господина Скрипаля. Здесь я прошу наших радиослушателей, поскольку у нас нет видеотрансляции, я не могу скорчить, мы не можем с Юрочкой изобразить пантомимой, и даже не можем показать вам картинку, я прошу всех вспомнить известную такую картинку-мем, где изображены два гопника с подписью «Ебать, ты лох». Вот. Ну, или в более цензурном варианте – «Поражены твоей неудачей». Вот именно эту картинку мне хочется вспомнить по поводу Скрипаля.

Представляешь, сбегаешь в другую страну, продаешь секреты своей страны, живешь там, все равно продолжаешь поддерживать Россию, все равно отрицаешь агрессию на Украине, на территории Украины, все равно отбеливаешь собственную…. Я уже даже не знаю собственную или чужую власть, потому что только русский может разобраться, если ты предал страну и сбежал в другую страну, и продал секреты первой страны, которая теперь твоя страна. Вообще ни хрена непонятно. Не знаю. Я бы запутался, наверное. Не важно. Всеми силами поддерживаешь, а тебя все равно травят. Вот, что интересно. Вот ты ж вроде все правильно делал, а тебя все равно отравили. Поражены твоей неудачей.

Г: Я вот все-таки хочу вспомнить вот эту картинку с поросенком Петром, который на сранном  тракторе приехал в Париж и завесил окна, и повесил портрет Сталина, красный флаг с серпом и молотом, и радостно, значит, полирует себе пятачок на эту тему. Предлагаю на этом и остановится, потому что дальнейшие мои фантазии представляются мне не только неправомерными, но еще и незаконными.