10 минут ненависти Выпуск 29

Значит, как эскалировалась ситуация? Где-то полтора часа назад я проходил от метро Хрещатик до Дома офицеров, где находится офис Армия.ФМ, и путь этот логичным образом пролегает мимо одного из входов на Банковую, к администрации президента, и там митинговала Юлия Владимировна Юлия Владимировна Тимошенко со своими умственно отсталыми друзьями в количестве человек 500. Что-то она обещала в микрофон. Я даже не особо прислушивался. Какие-то гениальные вещи, ну, то есть она, как всегда выдвигала из своей головы какой-то тезис, сама его яростно опровергала. Это нормально, это демагогия, это бывает, это мы опустим, это неинтересно. Интересны совершенно другие вещи.

Значит, тема тарифов крайне горячая, вот максимально горячая. То есть тарифы повышаются на 23 с какими-то копейками процента, то есть почти на четверть – это, наверное, самая важная новость последнего месяца, которая будет обсуждаться, и обсуждаться она будет еще долго, долго, долго. Это реально важное заявление. У Юлии Владимировны имеются всевозможные, наверное, медийные… Ну, у нее чуть ли не больше медийных возможностей, чем у каждого человека в этой стране. У нее огромные медийные бюджеты. Это мы легко замечаем по билбордам, на которые тратятся тупо миллионы гривен, если не десятки миллионов. Это возможность выходить на практически любой эфир, на практически любом канале. Это опять же миллионы долларов на СМИ, на любую медийную активность, которую она захочет: хочет на телеканале появится, хочет место на ток-шоу купит, хочет 20 минут на каком-то радио выкупит и там рекламу запустит, хочет борды. Все что угодно. Неважно. Важно то, что с этим всем, с тем, что акция была запланирована заранее и по всей стране, что эта акция «горячая», на крайне горячую тему, которая реально волнует людей сейчас, чуть ли не больше, чем их волнует война в стране, на эту акция вышло в столице Украины человек 500 вместе с Юлией Владимировной. Я гуманитарий, мне очень лень, если честно, вычислять долю процента, который составляет 500 человек от населения Киева, и даже я не говорю про население Украины вообще. Даже мне не интересно рассказывать про то, что часть этих людей были оплачены, как это часто происходит, но мне это даже совершенно неинтересно говорить. Мне интересно сказать, что там их было 500 человек. Это только начало моей долгой истории. Я когда об этом написал, ко мне пришел человек в комментарии, человек не глупый, и написал очень важную вещь. Что это все совершенно не важно, сколько их там было, — 500, или 5 тысяч, или 5 миллионов – это один хер.

Потому что это все имеет значение только для людей, которые там лично проходили и лично все это видели. Таких людей логичным образом немного: кто-то шел на работу, кто-то как я шел на эфир, кто-то рядом живет, кто-то там был в этой толпе, у кого-то ходили знакомые. И все. То есть круг очень ограниченный людей, которые знают, что там было 500 человек. Все остальные люди, которым это покажут по телеканалам, которым расскажут об этом в социальных сетях, которым расскажут об этом по радио, в газетах, где будут тщательно подготовлены фотоотчеты рекламного характера, — им скажут совершенно другую цифру. Ну, например, там было 5 тысяч человек, или тысяча, или вообще не скажут. Это совершенно не важно. Важно то, что в данный момент Юлия Владимировна делает такую интересную вещь – она как по российскому примеру (это не они, конечно, придумали. Россия не способна придумать такие вещи) конструирует свою альтернативную реальность. В этой альтернативной реальности, и я готов об этом поспорить, будет сказано, что по всей Украине люди вышли массово на протесты против повышения тарифов под эгидой Юлии Тимошенко. Вышли там тысячи и десятки тысяч людей, Юлия Владимировна заявила то, и то, и то, — и вот это вот уже увидят и услышат сотни тысяч миллионов людей по все стране. Им дадут красивую картинку, на которой будет видно, что там было просто дохрена людей, потому что не все люди знают (как бы правильно выразится), не все люди были на перекрестке Банковой и Институтской. То есть не все они знают, как она выглядит. Не все они знают, насколько она широкая, насколько она узкая, где она ограничивается. И любой нормальный оператор покажет эту картинку так, что там будет пять тысяч человек зрительно. И в головах у зрителей, в головах у слушателей засядет этот конструкт: тысяча людей Юлию Владимировну поддержали в ее справедливом решении протестовать против тарифов. Мы видим, что Юлия Владимировна в отличии от многих других кандидатов (правда многих, то есть не все такие наглые) конструирует совершенно свою реальность, которая очерчивается не количеством людей на митинге (как это принято в политике, да?), которая характеризуется не количеством голосов, не рейтингом, не членами партии, ни какими то подписями, которая характеризуется исключительно через телеэкраны, через радиоэфиры, через СМИ в телезрителя. То есть, задача состоит следующим образом: ни сколько людей пришло на митинг, а сколько людей услышало, что на этот митинг пришло много людей. То есть, задача даже не состоит, я так понимаю… Финансов Юлии Владимировны хватило бы привести не 500 человек, а 5 тысяч на этот митинг. Вот, правда, хватило б: подвозы сделать, денег побольше раздать как бы. Ну, без проблем. Только какой в этом смысл? Мы недавно видели пример с Римским клубом. Это эпически абсолютно история. Для тех, кто не знает, рассказываю.

Юлия Владимировна приехала на заседание Римского клуба – это такой некий, довольно таки закрытый клуб для мировых интеллектуалов. Она туда, значит, приехала, поймала пару руководителей Римского клуба, сфотографировалась с ними и написала, что она представила Украину на заседании известного и крайне весомого Римского клуба. Новости об этом были распространены за деньги по телеканалам, по интернет-сайтам, по газетам, по радио и т.д. и т.п. Что происходило по факту? По факту произошло следующее: она просто там сфоталась с этими двумя людьми, Украину она там не представляла. Украину там представлял совершенно другой человек по фамилии Вовк. Человек по фамилии Вовк написал об этом пост в фейсбуке, приложил туда твитеры, официальный твитер этого Римского клуба, который говорил, что только один человек представил Украину, этот человек не Тимошенко. Она соврала, это неправда, это все не так. Но получилось так, что в объективной реальности сообщение Тимошенко о том, что она представила Украину на Римском клубе, узнал миллион человек, а сообщение этого несчастного Вовка, который действительно представлял Украину в Римском клубе, прочитало ну тысячи четыре, ну пять, ну десять, то есть значительно меньше. В итоге, в головах людей формируется конструкция, в которой Юлия Владимировна таки представила Украину на Римском клубе. Если мы говорим о концепте некой постправды, то можно взять процент людей, которые услышали про Тимошенко на Римском клубе, поделить его, вычислить от процента людей, которые услышали, что Тимошенко не представляла Украину на Римском клубе, и мы получим процент людей, для которых сформирована некая постправда и процент этот будет где-то, наверное, 95-98. Но, у этих людей в голове уже ложь, но так как в эту ложь верит большее количество людей, чем в правду, то в какой-то мере она, наверное, правдой и является, на какое-то количество процентов.
Та же самая ситуация с митингом сегодняшним под АПшечкой. Та же самая ситуация с любыми абсолютно заявлениями, действиями, какими-то голосованиями, какими-то законопроектами, какими-то еще историями, — это все совершенно становится неважным, как это было на самом деле, если в СМИ это дается совершенно по-другому. Совершенно неважный концепт, как оно было по правде, потому что правда в данной ситуации совершенно условна, и совершенно не имеет никакого значения. Значение имеет, как показали по телеку. Значение имеет, как сказали по радио. Значение имеет, как написали на интернет-сайтах. Все остальное значение совершенно не имеет. Сказали, значит, по каналу «1+1», что на сегодняшнем митинге было 5 тысяч человек или 10 тысяч, или 10 миллионов, значит это правда, потому что какой-то там условный Гудыменко, который видел своими глазами, что там было 500 человек, не имеет таких медийных возможностей, как Юлия Владимировна, то есть его правда, значит, менее значима, как статистически, так и логически, она не имеет такого веса, а значит, какая разница правда это или нет, если вот правду уже сконструировали в голове телевизором. Этот концепт может и должен огорчать как мыслящих людей, так и не мыслящих, хотя не мыслящих людей вообще сложно чем-то огорчить.

Но в этом есть определенные плюсы на будущее. Плюсы на будущее выглядят следующим образом. Юлия Владимировна уже очень много лет занимается ровно той же самой херней, просто у нее не всегда было столько денег, столько медиа, и столько наглости, и она обычно таким же самым образом реконструирует себе электорат и рейтинговую поддержку. То есть, если мы возьмем себе за цель куда-то прохерачить несколько дней своей жизни, можно потратить эти несколько дней жизни на то, чтобы посмотреть где-то с годика с 2006-2007-го какие-то газетные подшивки, какие-то новостные сюжеты, какие-то архивы на интернет-сайтах про то, какие всегда зашкаливающие рейтинги у Юлии Владимировны, как она выигрывает выборы у любого кандидата в первом туре, причем любые выборы, как Блок Юлии Тимошенко побеждает всех направо и налево. Все по соцопросах очень уважаемых рейтинговых групп, прям очень уважаемых социологических корпораций. А на практике оказывается, что совершенно все нихера не так, Юлия Владимировна, как всегда вторая, или будет как всегда четвертой, или третьей. Напоминаю, что вот по состоянию на последние выборы БЮТ набрал вообще около 5%, по-моему, голосов, или шесть – ну, такое то есть. 5,6% голосов – как подсказывает Александр Нойнец, который, вероятно, тоже передает привет слушателям Блогер.ФМ. Поэтому в условиях конструированной реальности – она хороша всем ровно до того момента, как она начинает выдерживать какие-то серьезные столкновения с реальностью физической. То есть, вот эти столкновения она чаще всего проигрывает. Ну, вот такая херня получается. Причин тому дохрена, в том числе, потому что человек, который даже готов поддержать Юлию Тимошенко (был), он может посмотреть на сконструированные ею рейтинги и сказать: «Ну, блин, ну какая нахрен разница. Ну, и так выигрывает как бы. Нахрена нужно куда-то ходить». И не пойдет на выборы, голос свой не поставит. Будет таких людей тысяч сто или двести, или триста, и Юлия Владимировна лишится этих голосов, и выборы благополучно прохерит к нашему общему удовольствию. Такие случаи случались неоднократно. Вот Хилари Клинтон передает пламенный привет где-то из своего домика в Массачусетсе. Поэтому есть у такой конструированной реальности вещи, которые вредны для нас, для страны, условно говоря, а есть вещи, которые для нас полезны. Так как реальность надо конструировать полностью, то она должна быть сконструирована полностью, а так как реальность рано или поздно встречается с жестокой физикой и не менее жестоким голосованием, то мы можем все-таки надеяться на что-то лучшее. Примерно так.