10 Минут ненависти Выпуск 51

Приближается 22 июня. Это, наверное, второе после девятомайского обострение у украинской ваты и всех пророссийских сил, которые у нас существует, а существует у нас их слишком много, к сожалению. И меня до сих пор искренне не пугает, а волнует то, что все люди, которые принимают участие во всех этих баталиях  или просто знают эту дату, они, наверное, не понимают масштабов трагедии. Давайте попробуем отодвинуть немного эти рамки. Если отбросить всю совковую эту херню, вот этот весь совковый дискурс, потому что совок понятно почему продвигал 22 июня. Потому что, если ты не будешь продвигать 22 июня, если не будешь рассказывать про какую-то отдельную от Второй мировой войны Великую отечественную, то у тебя получится большой пиздец в пропаганде и пропагандировать нормально не получается. Потому что до 22 июня, и об этом мы тут все знаем, мы образованные тут все люди, Москва была верным союзником Берлина. Они там вместе делили Европу и, если  психологическим каким-то  рубежом, именно психологическим, не историческим, подчеркиваю, не отделить одно от другого — Вторую мировую от так называемой Великой отечественной, то получится хуево. Получается, что первую часть войны достаточно долго  Советский союз был агрессором, поработителем и союзником Гитлера, а вот вторую часть он защищался и шел кого-то освобождать. Звучит это хуевенько. Поэтому советская пропаганда отделила одно от другого, зерна от плевел и сконцентрировалась только на моменте, когда Гитлер напал. Разумеется это не имеет никакого смысла и смотреть на это надо с точки зрения мировой истории, европейской истории и украинской истории. С украинской точки зрения, равно как и с мировой точки зрения, 22 июня 1941 года — это открытие нового фронта Гитлера. Нового. Не первого и даже не второго, а нового. Очередного. Это достаточно важное с точки зрения истории событие, но не настолько важное. Если украинец не знает даты открытия, например, второго фронта высадки в Нормандии, а это кстати 6 июня 1944 года, так вот, если украинец не знает эту дату, но знает 22 июня 1941, хотя даты по сути своей равнозначные. И можно даже сказать, что высадка в Нормандии может быть даже важнее с исторической точки зрения. Так вот, если украинец не знает вторую дату, а знает только 22 июня, то можно смело предположить, что у него есть в голове некий перекос по советской пропаганде.  Родители ему так рассказывали, в школе рассказывали — это не важно. Важно другое — если ты знаешь одну дату, но не знаешь другую, а они равноценны, значит кто-то сделал эти даты для тебя неравноценными.

Какие факты надо знать украинцам и про эту дату и про то, что было перед нею? Украинцам надо знать, что если бы не действия Сталина, Германия не смогла бы напасть на Советский союз. То есть вообще не могла. Вот это все «коварно», «без объявления войны» — этого всего произойти бы не могло. По одной простой причине — между Германией и СССР к началу Второй мировой войны, к 1 сентября 1939 года, был барьер, была стенка. Между Германией и Советским союзом. Эта стенка состояла из независимых государств. То есть Германии, чтоб незаметно напасть на Советский союз нужно было незаметно завоевать всю Польшу, незаметно завоевать Литву, Латвию, Эстонию, Финляндию на крайний случай. Если у тебя нет общих границ со страной, тебе крайне сложно на нее напасть. Можно теоретически, прорубить коридор. Но это займет время. Ну представьте себе гипотетическую ситуацию, в которой Украина пытается напасть, например, на Италию. Ну вот тут мы все сошли с ума и дружным строем пошли в поход на Рим. У нас получится незаметно это сделать? У нас получится сделать это быстро? Авиа налет сделать? Ввести сухопутные войска через границу. У нас это не получится. У нас границ общих нет. Нам придется для этого пройти через целый набор стран, за это время страна, на которую идет армия, успеет подготовиться к обороне, даже если она полностью не готова, успеет провести мобилизацию, построить войска и все такое прочее. Так вот еще раз. Если бы Советский союз вместе с Германией не располовинил эту несчастную Польшу, не поделила бы ее пополам, где Германия завоевала с одной стороны, а СССР с другой, тем самым создав общую границу через которую — сюрприз!- можно напасть, то война бы не имела для Украины таких катастрофических последствий. То же самое касается и того, что СССР по договоренности с Германией забрал страны Балтии, а именно Литву, Латвию, Эстонию. Та же самая ситуация. Получили общую границу. Молодцы! Это те поступки, которые обеспечили начало Второй мировой войны. Потому что никакое «22 июня ровно в 4 утра» не случилось бы, если бы существовали независимые Польша и страны Балтии.

Так же надо помнить, что для Украины война началась не 22 июня, не ровно в 4 утра, и даже не в 1941 году. Украина на тот момент была разделена между несколькими государствами. Я понимаю, что то поколение, которое в школе учило другую карту, оно может забыть, что Украина не всегда была в нынешних границах. И к моменту начала Второй мировой войны значительная часть страны, где-то треть принадлежала Польше, граница Советского союза проходила недалеко от Киева, Львов был вполне себе польским городом. И это понимать надо. И это я даже не говорю, что закарпатская Украина была в составе Чехословакии. Карта выглядела совершенно иначе. Украина была разделена между несколькими государствами.  И помнить дату нападения только на одну из частей — это странно.  Потому что само по себе нападение произошло раньше.