ОпПозиция Выпуск 7

24 червня У Парламентській асамблеї ради Європи готувались до голосування по проекту резолюції від бельгійки Петри де Суттер. Вона пропонувала заборонити позбавляти національні делегації права голосувати, виступати та бути представленими у ПАРЄ.

Саме це рішення фактично відкривало шлях делегації РФ аби повернутись без обмежень та санкцій, які до цього на неї були накладені в залі асамблеї.

В ніч на 25-те червня Парламентська асамблея Ради Європи на своєму засіданні підтримала резолюцію, яка змінює правила ПАРЄ і ускладнює процедуру застосування санкцій, зокрема щодо Росії. За таке рішення проголосували 118 членів ПАРЄ, проти були 62, утрималися 10.

Розгляд поправок до документа, запропонованих членами української делегації та їхніми союзниками, розпочався близько 20:00 24 червня і тривав майже шість годин.

Російська делегація не бере участі у сесіях асамблеї з січня 2015 року після застосування серйозного обмеження повноважень її делегації за анексію українського Криму та агресію на Донбасі.

Українські правозахисники вважають, що повернення російської делегації до Парламентської асамблеї Ради Європи за умов нехтування вимог організації Росією стане «моральною капітуляцією» цієї міждержавної організації. Про це йдеться у відкритому зверненні правозахисних організацій до комітету ПАРЄ із питань процедури, імунітетів та інституційних справ, а також до національних делегацій країн-учасниць Ради Європи.

Після голосування наша делегація разом із колегами з Естонії, Грузії, Латвії, Литви, Польщі та Словаччини заявили, що вони покидають залу засідань після того, як ПАРЄ остаточно зняла всі санкції проти делегації Росії.

Нам вдалось зв’язатись із Бориславом Березою, який є однім із членів нашої делегації у ПАРЕ та знає в яких умовах відбувалось поверненя РФ до ПАРЕ.

 

Президент Владимир Зеленский на брифинге заявил, что ситуация в ПАСЕ был предрешена заранее и бороться не было смысла. Как вы это оцениваете?

Я считаю, что президент Зеленский либо введен в заблуждение, либо не понимает как проходят многие процессы. С самого первого дня нашей работы в ПАСЕ нам предлагали закрыть глаза, согласиться, не сопротивляться и не создавать проблем для возвращения России или же не совершать резких движений по принятиям каких-то действий в отношений резолюций в пользу России. Нам говорили «согласитесь, она большая страна, она богатая страна», но мы не соглашались. Мы не давали вернуть Россию. Мы не соглашались. Более того — мы достаточно жестко сопротивлялись всем этим процессам. И мы определили резолюцию, что Россия является страной агрессором. И что именно Россия несет ответственность за все преступления на оккупированном Донбассе и в аннексированном Крыму. Поэтому я продолжаю говорить и настаиваю на том, что только объединив усилия парламентской делегации, МИДа и президента можно достичь максимального результата. При всем при том, мы не всегда будем соглашаться с тем, что говорят нам наши европейские коллеги, которые пришли отстаивать исключительно свои интересы. Но рано или поздно может произойти так, что они нам скажут «господа, отдайте Крым, отдайте Донбасс и вообще не нужен ни Мариуполь, ни Одесская область, а Закарпатье это уже почти Венгрия». Поэтому, если ты готов соглашаться с таким, наверное и не стоит защищать свою субъектность. А вот если ты готов идти до конца, отстаивать позицию своей страны, объединить все усилия, прилагая все возможные компоненты для получения результата — тогда ты должен идти на максимум. В том числе и сотрудничество с парламентом, который тебе может не понравиться. Это момент выбора. Я считаю, что не нужно перекладывать с больной головы на здоровую, и когда кто-то не понимает, что политика это большая-большая борьба, а не только встречи, улыбки и дружеские объятия, тогда стоит пересмотреть свои взгляды по отношению ко всем процессам.

 

Вернемся к ситуации в зале ПАСЕ. Часть стран, которые считаются нашими союзниками, та же Голландия, у которой есть претензии к РФ по поводу МН17, тем не менее, проголосовали за возвращение РФ. Известна ли вам причина?

Смотрите. Среди европейских коллег  достаточно активно работают российские лоббисты. Когда из голландской делегации 2 голосуют «за», а 2 «против», это показывает, что к двоим подобрали мотивационные ключи. Это значит, что двое согласились с этой позицией. Какая тогда аргументация была — мне неизвестно. Но то, что сейчас необходимо, чтобы министерство иностранных дел вместе с министерством информационной политики и вместе с президентом, донесли до жителей Голландии, что два их представителя, которые представляют интересы жителей Голландии, фактически их предали и не только вернули Россию, но и они же проголосовали против открытых дебатов по сбитому боингу МН17 в ПАСЕ. Вот это надо донести до жителей Голландии. Сделать это информационной бомбой. И это можно сделать. Только для этого нужно желание и приложить к этому определенные усилия.

 

Следующий вопрос касается того, что наша делегация вместе с делегациями Грузии, Армении, стран Балтии и Польша — они покинули заседание. В каком формате теперь будет работа этих делегаций и будет ли вообще.

Делегация покинула свою работу на этой сессии. И остановила свою работу на этой сессии. Главная задача теперь, вернувшись в Украину, встретившись со своими коллегами, с парламентом, дальше совместно вместе с президентом и с кабмином в лице министерства иностранных дел, выработать формат сотрудничества с ПАСЕ. Именно такую цель перед собой поставили все делегации, которые покинули. Потому что дальше работать в прежнем формате с ПАСЕ, которая вернула российскую делегацию, делегацию страны агрессора, страны-оккупанта, страны, которая не выполнила ни одной резолюции, страны, которая удерживает заложников, страну, которая нарушает фактически все нормы международного права, страну,  которая не выполняет решения ЕСПЧ, как, например, решение о переводе Бекерова из СИЗО в больницу, страну, которая игнорирует международный трибунал, который требовал вернуть до 25 июня всех захваченных военнопленных моряков и захваченные корабли, и после всего этого ПАСЕ вернула эту делегацию. Без наложения на нее каких-либо санкций. Никто из нас не видит возможности продолжения работы в старом формате. Именно поэтому мы вернулись, и будем выстраивать план как дальше работать. ПАСЕ нужна для Украины. Потому что принимает достаточно важные резолюции. Потому что принимается достаточно много серьезных документов, которые могут влиять на мировые процессы и на процессы, происходящие в Украине. Это необходимо. Но если мы оставим ситуацию без нашей реакции, то следующим действием будет то, что о нас просто вытрут ноги. Поэтому нам нужно начинать действовать. И начинать надо с того, что отзывать приглашения мониторинговой миссии ПАСЕ для участия в выборах. Потому что ПАСЕ больше не имеет никакого морального права принимать в данных процессах участие. После того, что она сделала. И скорее всего надо закрывать офис совета Европы на основании меморандума, который мы продлеваем автоматически каждый год в январе месяце. А если сейчас парламент  проголосует «за», то с января месяца этот офис будет закрываться. Потому что, если совет Европы так сильно хотел вернуть Россию, то, наверное, он тоже теряет для нас моральное право быть авторитетом в некоторых вопросах и прислушиваться к нему уже не обязательно. Ведь то, что произошло, фактически легализирует целую череду последующих нарушений. Это могут быть нарушения из ряда преследование граждан по различным признакам. По национальному. По религиозному, по сексуальной ориентации. Можно нарушать права человека. И больше теперь ПАСЕ сделать ничего не может — они отказались от права наложения санкций. То есть, нарушая все европейские стандарты, может быть такое? И ответственности не будет.

 

Вопрос по стратегии финансового давления. Рассматривается ли это?

Нет. Этот вопрос мы не рассматриваем. Сотрудничать с ПАСЕ мы будем, потому что во многих вопросах это выгодно Украине. С другой стороны, мы должны четко осознать, в чем мы согласны, в чем нет и что мы игнорируем. И не только мы. Это консультации и координация нескольких стран, для того что бы ПАСЕ, осознав ошибочность своего решения, пересмотрела его. Дело в том, что есть имиджевая составляющая. Имиджевые потери — это то, что происходит и репутационные потери парламентской ассамблеи и позволяют говорить о том, что мы можем изменить ситуацию. Именно поэтому, если кто-то решил, что все уже сделано и не исправимо, то он ошибается.

 

Для України та Української делегації це все фактично означає, що ситуація по наших питаннях заморожена до кінця парламентських виборів. Оскільки після обрання нового складу ВР, зміниться і склад нашої делегації. І від того хто представлятиме нас у ПАРЄ залежатиме подальший розвиток подій.

Що ж до самої парламентської асамблеї, то вже зараз у світових ЗМІ різні журналісти та експерти озвучують питання про те, як саме слід сприймати: чи що здійснення Росією влади над територіями, які Європа визнає українськими, вже не є порушенням європейських стандартів. Чи – те, що ключові європейські гравці вирішили, що це питання вже не є центральним принципом, навколо якого організовувалися їхні відносини з Росією.

І хоча більшість з них приходить до висновку, що це не найбільша втрата для України, однак це не означає, що не має бути реакції на те що відбувається, особливо якщо ця реакція буде підкріплена позицію інших країни та делегацій.