Реплики Алексей Петров

Усім привіт! В ефірі програма «Репліки». Сьогодні ми будемо розмовляти про нове житло для українських військових. Гостем для нашої програми зголосився стати один з кураторів проекту «184общаги» Олексій Петров.

Первый вопрос состоит в следующем. У нас есть вот военные общежития, но большинство людей никогда их не видело, и никогда не сталкивалось с этим. В чем разница, в чем специфика военных общежитий?

Дело в том, что я вообще как военный человек (ну, как? немножечко военный, потому что за моими плечами срочная служба в советской армии, плюс война) не помню такого понятия как военные общежития. Солдаты армии жили в казармах. Следовательно, в общежитиях жили офицеры, либо прапорщики, но это уже была совсем другая история. В данной ситуации решили пойти по нормальной дороге, по нормальному принципу и построить «казарми поліпшеного типу» – так правильно они называются. То есть здесь не будет помещений, в котором живет 150 человек, двухъярусных кроватей и так далее. То есть, это своего рода общежитие, это действительно общежитие получается, где комнаты рассчитаны на 5 человек. В одном блоке будет 2 комнаты, то есть 10 человек, санузел, холодильник. То есть более или менее это все дело приближено к нормальным условиям. Помимо всего прочего, тут же в общежитии есть стиральные машины (планируются согласно проекту), сушильные машины, также здесь есть кухня большая, где можно прийти и приготовить, потому что контрактники, которые находятся в пункте постоянной дислокации, если не ошибаюсь, солдатов и сержантов кормят всего лишь один раз, офицеров не кормят, по-моему, вообще. Я не готов сейчас вам точно ответить. Так что, это просто переход на следующий этап. Слава богу, потихоньку, step by step мы уходим от привычных совковых казарм.

Тогда логичный вопрос следующий. У нас уже независимости 26 лет, война с 2014 года идет война, больше 4-х лет, и получается, что вот только сейчас мы наконец-то дошли до того, что нам нужно улучшать жилищные условия солдат. Почему за все это вот время – и сначала независимости, и сначала войны – мы только сейчас пришли к тому, что нам нужно улучшать бытовые условия солдат?

Ну что касается начала независимости, то до 2013 года у нас двигалось только в обратном направлении: армия сокращалось, количество людей сокращалось, материальная база «пилилась», продавалась. Я вам напомню, что мы войну начали с железными касками и с одним бронежилетом в лучшем случае на 500 человек. Это в кадровых частях. А в батальонах территориальной обороны, которые были созданы в 2014 году (вернее создавались в спешном порядке), бронежилетов не было вообще по определению. Это такой небольшой экскурс. Поймите, что Министерство обороны располагает условным ведром воды, в которое налито 10 литров воды – это называется бюджет Министерства обороны. И этим бюджетом нужно как-то распорядиться. То есть, можно поднять заработную плату, можно закупить танки, можно закупить беспилотники, 28 самолетов, либо что-то построить. Следовательно, в 2014-2015 году были более приоритетными статьи расходов оборонки, потому что армию нужно было создавать с нуля. Собственно, она и создавалась с нуля. Сейчас выделены средства на строительство этих общежитий. То есть, обратите внимание, что пошли снизу вверх: сначала начали строить жилье для солдат, а не для офицеров. Вот как сейчас офицеры: «А мы военные пенсионеры, а нам обещали» и т.д. и т.п. Строят для солдат, которые подписывают контакт. У нас армия сейчас практически вся контрактная, вы уже прекрасно знаете. Вот и все. То есть, в следующем году, как было представлено, начнется строительство. Вернее, процедуры начнутся в этом году – торги, проверка этих всех проектов и так далее. Четырехэтажные дома, в которых уже будут квартиры, своего рода смарт-квартиры, там примерно однокомнатные квартиры, она будут типовые, где-то порядка 20-ти квадратных метров, в которых уже будут жить сержанты. Сержант будет жить либо сам, либо с семьей. Дальше впереди в проектах строительство жилья для офицеров квартир, но это, как и для сержантов, так и для офицеров, жилье будет ведомственное. То есть, не будет такого, что офицер уходит на пенсию и забирает с собой свою трехкомнатную квартиру.

То есть, я правильно понимаю, эти квартиры будут на балансе части?

Безусловно, безусловно. Приходит человек, лейтенант, закончил институт военный, возможно, он даже уже и женат – по логике ему должны предоставить крышу над головой. Не просто какой-то барак, без окон, без дверей, бери и сам строй, а нормальную квартиру – в этой квартире будет уже стоять мебель, эта квартира будет оборудована всем необходимым, он заходит и живет. Прослужив в этой части три-четыре года, получив старшего лейтенанта или капитана, его куда-то переводят в другую часть, он сдает квартиру и на его место заезжает другой человек. То есть, эта квартира будет своего рода как инвентарное имущество: пришел – получил, ушел – сдал.

Собственно, следующий вопрос по поводу мебели и оснащения. В частности, во время презентации, во время прямого эфира, в фейсбуке очень многие комментаторы начинали воротить носом, дескать: «Что это за кровати, на них нельзя поместиться. Что это за мебель, самая дешевая, сбитая с ДСП. Она развалится, это просто списали деньги, просто их вывели, зачем это такое?». В чем состоит оснащение? Если вы по казарме улучшенного типа более или менее сказали, то что будет у офицеров? И почему оно вот именно так? Почему именно такие размеры, а не какие-то другие.

Значит, смотрите, все таки возвращаемся к мебели, которая сейчас уже установлена, будет устанавливаться в общежитиях, то есть в казармах улучшенного типа, которые были проинспектированы президентом Украины. Вы сами прекрасно знаете, что даже если у него стоит полочка из ДСП. Есть определенные нормы, которые были установлены Бог знает когда, и вот в этих нормах кровать солдата метр девяносто на семьдесят. То есть, даже матрасы, которые раньше закупались ватные…То есть, вы помните, что солдатские кровати комплектовались ватными матрасами и размер этого ватного матраса был обусловлен какими-то нормами, ГОСТами и еще Бог знает чем, размер его метр девяносто на семьдесят, следовательно ширина кровати сейчас во всех этих общежитиях именно такого размера – 1900 на 700 миллиметров. Матрасы, к счастью, далеко не ватные, матрасы достаточно качественные, можно даже их назвать ортопедическими, высота матраса 12 сантиметров, то есть ни у каждого дома есть такой матрас, скажем так. Что касается квартир, то понятное дело, квартира – это не казарма. Квартиры уже будет совершенно другие. То есть, там нужно будет либо раскладной диван ставить, это в однокомнатных квартирах сержантского состава. Почему? Потому что однокомнатная квартира – это все-таки не трехкомнатная, где можно в одной комнате есть, в другой комнате спать. Что касается офицерских квартир, то, естественно, там будут диваны, там будут двуспальные кровати, как должно быть в нормальных квартирах, как должно быть по уму. Что касается ДСП, почему ДСП? Делать мебель из дерева? Да можно ее делать хоть из палисандра. Возникает вопрос, где на все на это брать деньги. ДСП украинское, все сертифицированное, мебель производится украинскими фирмами. И, если относится к мебели нормально, хорошо, то она будет стоять очень, очень долго, даже мебель из ДСП.

Проект большой, в любом случае он масштабный, у нас достаточное количество частей. Сколько лет понадобиться примерно по расчетам для того, чтобы для начала обеспечить рядовой состав, а впоследствии офицерский и старший офицерский?

Ну, сейчас я не могу ответить на этот вопрос. У меня цифр под рукой нет. У меня сейчас 184 общежития, которые были в первоначальном проекте. Уже стоятся, то есть не просто там котлован, а уже на стадии «первый этаж, второй этаж», где-то, по-моему, 120 или 130 общежитий. На некоторых объектах были переторгованны торги. Почему? Потому что некоторые фирмы ведут себя немножечко некорректно во время торгов на «Прозоро». С некоторыми фирмами был расторгнут договор, дабы исключить, извините меня за мой язык, природную хитрожопость некоторых строителей. В договоре был прописан четкий график, и если где-то появляются красные вехи, то есть без явных причин застройщик выбивается из графика, то Министерство обороны инициирует процесс по расторжению договоров. По-моему, таких договоров расторгнуто до 12-13 штук. Что касается четырехэтажных домов, как я понимаю, они должны быть построены (конечно, их не 184 штуки, их меньше) в следующем году.

То есть, младший офицерский состав будет уже в следующем году?

Да, да, да.

Кстати, вы не упомянули, а какая этажность будет у офицерского старшего состава?

Офицерского – не могу сказать, потому что это уже будет реально жилой дом. Я думаю, там будет повыше, чем четыре этажа. Проекта я еще не видел пока, видел только четырехэтажный, он типовой, кстати. То есть это фактически тоже общежитие, которое мы с вами видели уже построено, -одно/двухэтажное. Это четырехэтажное. То есть на базе этого проекта просто была перепланировка, и боксы для солдат перепланировали в квартиры для сержантов. То есть каждая квартира – это почти 20 кв.метров, плюс небольшая прихожая, плюс санузел. Мне всегда нравится, когда в стране за 23 года, до 2013-го, ничего не было сделано, то есть ничего не было построено. Все, что было построено еще при Советском Союзе, было разрушено. Все к этому относились: «Ну, и хорошо, ну и замечательно, то есть вообще не обращали внимания». Ну, народ такой. Как ты не строй, из чего ты не сделай… Делаешь мебель из ДСП для того, чтобы сделать нормальное, качественное и в тот же момент недорого – плохо. Сделаешь мебель из дерева, из красного дерева – скажут дорого, лучше бы сделали из ДСП. Ну, вот как «почему в шапке, почему без шапки?».

Ну, всем не угодишь, к сожалению.

Да, это наш народ такой. То есть, поймите, многие ребята, которых война заставила создать эти бригады, это 50-е бригады, 53, 54, 56, 57, 58 – эти бригады, по большему счету, имеют постоянное ППД либо имеют временное. Следовательно, когда они выходят из боевых позиций, даже солдатам, сержантам негде остановиться. Они выходят из боевых, уходят на полигон, в палатки, с палаток, полигона они возвращаются снова на боевые. Это не есть хорошо. Война в любом случае закончится. Надеюсь, она закончится в самые короткие сроки. Это, понятное дело, не завтра, не послезавтра. И нас жизнь научила, что нужно держать в порох сухим. Следовательно, эти же бригады, вернувшись со своих пунктов постоянной дислокации, должны иметь нормальные человеческие условия, как для отдыха, так и для боевой подготовки.

Вот, собственно, вспомнил единственный, пожалуй, заключительный вопрос. Те казармы, которые есть сейчас, что с ними будет? Их будут сносить, их будут переоборудовать?

П: Знаете, нужно просто смотреть – для каждого случая отдельная цена вопроса. Есть некоторые казармы, которые стоят, их можно якобы еще отремонтировать, но приезжают экспертизы, проверяют и все уже – здание аварийное, его надо сносить, потому что не дай Бог, кому-то что-то упадет на голову. Некоторые казармы в таком состоянии, что на их реконструкцию уйдет денег больше, чем построить новое общежитие с нуля. И опять же возвращаемся к тому, что все это будет типовое, все это будет везде одинаковое. То есть эти общежития, которые вот сейчас строятся.