Реплики Андрей Пеньков

Привіт, в ефірі програма «Репліки». Гостем сьогоднішньої програми став президент східноукраїнської академії педіатрії та україно-німецької асоціації Андрій Пеньков. Він поділиться думками про позов нардепа Мосійчука до МОЗа по відношенню до Уляни Супрун, а також розкаже про те, як просувається реформа медицини в Україні.

Во-первых, прежде всего, если взять историю вопроса связанного с реформами, я лично отношусь к тем людям, которые поддерживали изменения в медицине, можно называть это реформой или трансформацией, или изменениями, еще до министра Супрун, когда появился у нас господин Квиташвили, если вы помните, может быть вы помните, что разговор о реформе начался, с программы, которая была прописана специальной группой, нанятой фондом «Відрождення», и это была такая многонациональная группа, там были испанцы, эстонцы, грузин был, и мы получили довольно интересный документ, который давал дорожную карту по реформам первичного, вторичного, третичного звена, по изменению системы финансирования. И так далее. Это был очень грамотный документ и уже тогда, на старте этого документа, мы столкнулись с огромным сопротивлением всей медицинской общественности, политического бомонда, потому что это было как покушение на святое. Наша, так называемая бесплатная медицина, так называемая система Семашко и вдруг кто-то, какие-то варяги рассказывают, что нам что-то надо менять, потому что у нас и так доктора хорошие, у нас и так все в порядке. Но на самом деле, это конечно же такой самообман, когда больной человек просто не признает наличие болезни и пытается просто всячески вытеснить эту информацию. Дальше мы с вами видели такие тщетные попытки Александра Квиташвили что-то поменять и его так и не подпустили к теме реформы под давлением внешних обстоятельств, каких-то таких процессов. Я считаю, что изменения в нашей медицине кране необходимы. Наверное, со всех позиций. И, начиная с позиции доктора с этими унизительными зарплатами, с этими унизительными системами образования, системой повышения квалификации и так далее, и заканчивая, потребностями пациентов, которые на самом деле невероятно нуждаются, ведь все мы невероятно нуждаемся, в качественной профессиональной медицинской помощи.

Мне могут сказать, а что у нас так невероятно все плохо? А что у нас разве не плохо, у меня есть вопрос? Конечно, плохо! Конечно, если взять показатели здоровья, нашу всю статистику по продолжительности жизни, по заболеваемости и так далее, украинцы одна из самых быстро вымирающих наций не только в Европе, но и в мире. И здесь речь идет и о заболеваемости онкологией, и диабетом, и сердечнососудистыми заболеваниями, ну то есть все. Не говоря уже о технологическом оснащении наших клиник, об отношении к пациентам, а пациентов к врачам. Кризис налицо. И, конечно же, появление такой фигуры как Ульяна Супрун оно было таким важным и неизбежным, потому что, мне кажется, она как личность, она просто другая. Она ментально другая, она поведенчески другая, то есть, за все это время никому не удалось каким-то образом, ну как сказать…. Можно не однозначно к ней относиться. Но с точки зрения как к руководителю министерства, она не была замечена ни в одном коррупционном скандале, в каких-то других процессах. Я могу сказать, что то что сделано уже на сегодняшний день, а мы с вами уже знаем, что начата реформа первичного звена и я просто хочу сказать буквально информацию пяти-трех дневной давности, я разговаривал с заведующим кафедрой семейной медицины, здесь в Харькове, и вот он сказал, что вот, да, врачи-семейники, они почувствовали реформу. То есть человек, который подписал до тысячи (контрактов прим. ред.), он стал получать в два раза больше, т.е. около 7 тысяч, 5-8 тысяч гривень. Те, кто подписали полторы тысячи пациентов, стали получать до 10-12 тысяч, а те, кто подписали 2 тысячи пациентов, а таких немного по всей Украине, потому что врачей, которые пользуются авторитетом и такой популярностью, что б люди бежали со своими декларациями и подписывали. Так те, кто подписал полностью контракт на 2 тысячи — у них зарплата доходит до 15-17 тысяч. Это информация от врачей. Такого в Украине не было никогда. Конечно не везде все гладко, не везде люди, получив такие зарплаты, вдруг стали улыбаться пациентам и не везде пациенты ощутили на себе любовь системы медицинской, но это только начало, это вот полгода только. Понимаете? И эти вот росточки чего-то такого правильного, важного, что начало происходить в нашей отечественной медицине. И вдруг находится кто-то, кто хочет хайпануть и сыграть на каких-то настроениях, оппозиционных настроениях определенного количества людей в нашей стране, которым ну вот просто не нравится лицо Ульяны Супрун, то как она одевается, то как она с рюкзаком ходит, то как она говорит и плюс большое количество хейтеров и наших бывших руководителей медицины, которые дали очень много ярких названий, ярких эпитетов доктору Супрун, высмеивая ее принадлежность к профессии реабилитолога и так далее. Ну вы понимаете, человек который находится на самом верху, в топе какого-то процесса, это должен быть менеджер, ну мы же много раз об этом говорили. Не всегда супер хороший врач может быть прекрасным главврачом в больнице и управляющим. И на сегодняшний день уже есть о чем говорить. О закупках, о поставках лекарств. Ну вот недавно, я вот знаком с людьми, в онкодиспансере появились препараты для онкобольных людей, которые пациенты могут получить абсолютно бесплатно. Да, это часто украинские препараты, иногда зарубежные препараты, если аналога в Украине нет. Да, нужно раз в месяц прийти и типа отметиться, но в любом случае это выход для тех людей, у которых вообще денег нет. Видите, что-то начинает двигаться. Есть перебои, что-то пришло, что-то нет, какие-то вакцины поступили в одну поликлинику, какие-то нет, но система же за один день не меняется. При таком сопротивлении. Понимаете, тут  очень важно понимать, контекст, в каком сопротивлении работает сегодняшний МОЗ, несовершенный МОЗ, я согласен, есть вопросов масса у меня лично есть вопросы, но в данном случае самая главная задача которую они решают, они решают — это вопрос системных изменений. То есть, вот это изменение системы финансирования, когда деньги ходят за пациентом и когда у врача появляется мотивация сделать что-то хорошее для пациента. В государственной системе нам было как? Чем меньше вызовов, чем меньше людей к нам обращаются, тем нам лучше. Чем меньше сегодня поступлений на дежурстве, тем нам лучше. А здесь получается наоборот. Чем больше ты полезен людям, тем у тебя теплее в кошельке твоем. И, конечно, можно говорить про то, что медицина это не про деньги. Ну, безусловно, мы все призваны спасать человеческие жизни и быть на благо людей, работать на благо людей, но давайте будем откровенны, если у вас пусто, если вам не за что купить смесь своему ребенку или новую пару обуви школьнику, у которого порвались подметки, то вы не будете выполнять хорошо свои обязанности.

Я не слежу за макроэкономическими вещами, за газовой отраслью, за экономикой, за ростом нашей украинской экономики, наверное, там тоже есть динамика, потому что я вижу как растут международные перевозки, как добавляются рейсы, вот у нас, например, из Харькова, в разы по сравнению с 3-4 годами ранее, когда вообще харьковский аэропорт был закрыт, то посмотрите какое движение — миллион пассажиров перевезли за прошлый год, то есть сказать, что ситуация однозначно плохая я не могу. Но то, что я понимаю, то что происходит в медицине, но нам же это жизненно важно, что б мы выжили как нация, это на самом деле просто национальная безопасность — медицина! И то, что произошло вчера, мне кажется, что это не совсем умные политики, знаете хайпожоры такие, решили навести шороху, показать всем какие они крутые, никому не удалось, им удалось задвинуть министра Супрун. Но мне просто кажется, не хочется конечно, оскорблять никого, но это совершенно неумные, популистические, антинародные, античеловеческие действия. Понимаете?